Почему региональная больница не оказывает помощь пациентам? 0

 Даугавпилсская региональная больница (ДРБ) входит в число крупнейших медицинских учреждений Латвии и является самой большой лечебницей Латгалии. В последние годы она, как и другие больницы нашей страны, столкнулась с рядом серьезных препятствий, затрудняющих обслуживание пациентов.
 О вопросах и проблемах, стоящих перед ДРБ, «Вести Сегодня» беседуют с членом правления больницы Интой Вайводе.
— Ваша больница обслуживает далеко не только жителей Даугавпилса.
— С 2000 года под крышей нашей Даугавпилсской региональной больницы объединились фактически не менее одиннадцати лечебных учреждений и социальных центров из нашего города и окрестных населенных пунктов. В частности, мы взяли на себя функции больниц в Гриве, Илуксте, городской детской больницы, роддома, даугавпилсских онкологического и наркологического диспансеров, поликлиник и так далее. Иными словами, здесь мы оказываем пациентам самую многопрофильную помощь. При этом, хотя количество населения в регионе постепенно уменьшается, оттока пациентов мы не наблюдаем: болезни и диагнозы молодеют. Я по специальности являюсь педиатром. Нас в свое время не учили тому, что могут быть язвы желудка у детей — а теперь такое сплошь и рядом… Но в основном люди страдают от сердечно–сосудистых заболеваний, онкологии, диабетов, травматизма.
— Ранее руководство больницы неоднократно высказывало жалобы на ситуацию с кадрами. Действительно ли все обстоит настолько плохо?
— Эта проблема есть, и она огромная. В целом у нас работает 1488 человек. Кадровый голод выражается в том, что мы испытываем все больший недостаток во врачах. Вот со средним и младшим медперсоналом, благодаря наличию в Даугавпилсе медицинского колледжа, у нас обстоит гораздо лучше, и все равно периодически кто–то увольняется, кто–то уезжает за границу… Но основное затруднение, повторяю, связано с врачами: на данный момент у нас существует как минимум двадцать пять вакансий. Впрочем, даже если бы к нам пришли и тридцать докторов разных специальностей, всем им с легкостью нашлась бы у нас работа. Соответственно на тех специалистов, что у нас трудятся сейчас, ложится повышенная нагрузка. Из–за этого больница выполняет свои функции по оказанию неотложной помощи населению с большим трудом. Страдает и амбулаторная часть, и стационар.
— Приходится ли из–за этого ограничивать помощь каким–то пациентам?
— Мы вынуждены были объявить, что не можем помогать людям с заболеваниями уха, горла, носа — из–за отсутствия врачей–отоларингологов. Также, увы, у нас не осталось специалистов по челюстной хирургии, способных оказывать круглосуточную помощь. Кроме того, лечить острые травмы глаза мы с 1 января можем, к сожалению, только в течение стандартного рабочего времени. Поэтому нередко пациентов с такими травмами приходится возить в университетские клиники или другие региональные больницы. Не исключено, что если ситуация не улучшится, придется отказываться и от каких–то других профилей. Так, мы лишь с огромным трудом справляемся с обслуживанием всех поступающих к нам инсультников. Пришлось четырехкратно поднять оплату за дежурство в неврологическом отделении, благодаря чему удалось привлечь еще одного доктора из Прейли. Также к нам приезжают дежурить коллеги из Краславы, Балви, Резекне. Понятно, что это лишь временные решения.
— Каков средний возраст работающих у вас докторов?
— Примерно от пятидесяти двух до пятидесяти четырех лет. Средний возраст наших докторов мог бы быть и еще большим, но положение несколько спасают молодые врачи–стажеры, которые приезжают и работают под руководством старших коллег. Увы, настоящего специалиста не купишь в магазине — на его подготовку уходит от девяти до одиннадцати лет. Правда, пять лет назад мы стали заключать договоры со студентами–резидентами, которые выразили согласие трудиться у нас. В частности, в этом году у нас должно появиться пять новых молодых докторов. В будущем ожидаем еще одиннадцать человек, с которыми заключены договоры на пятилетнюю отработку. Но тут важную помощь нам оказывает самоуправление Даугавпилса, которое выплачивает тем, кто согласился приехать работать в наш город, ежемесячную стипендию в размере 220 евро на время их учебы в резидентуре. Кроме того, город согласен предоставлять жилье переезжающим сюда врачам. Однако тут не обойтись и без государственной поддержки. На мой взгляд, кабмин должен последовательно проводить политику предоставления преимуществ тем врачам, которые соглашаются трудиться в региональных больницах. Этих людей необходимо всячески стимулировать.
— Почему в Латвию не едут врачи из других стран, где зарплаты меньше?
— Это могло бы стать выходом, но… К нам, быть может, и хотели бы приезжать коллеги из стран за пределами ЕС, например Белоруссии, но тут встает вопрос госязыка. Это серьезное препятствие, которое служит основным барьером. Кроме того, у нас зарубежные доктора должны заново проходить резидентуру.
— А как у вас обстоит с материальной частью?
— По медикаментам у нас нет проблем в принципе — и нашим пациентам нет нужды самим оплачивать лекарства. С аппаратурой сложнее: любые технологии имеют свойство довольно быстро устаревать. У нас материальная часть прошла сертификацию, соответствует необходимым нормативам и нормально работает. Однако все это необходимо регулярно обновлять. К счастью, мы получили огромную помощь из Европейского фонда регионального развития (ERAF) — около 18 миллионов евро за последние восемь лет. Благодаря этим деньгам удалось полностью реконструировать здание роддома, фактически выстроить его заново, оснастив современнейшей аппаратурой. Также на европейские средства мы провели капитальную модернизацию операционного блока, реанимационного отделения, обзавелись пунктом лучевой терапии, провели утепление больницы и сделали еще многое другое. Если бы не помощь из Европы, всего этого у нас бы не появилось, поскольку объемы государственного финансирования не позволяют заниматься улучшением инфраструктуры. Мы рассчитываем и в будущем получать средства из ERAF, готовим проектную документацию на будущий год.
— В какую сумму обходится пациенту день пребывания у вас в стационаре?
— В среднем около 11 евро. Однако самоуправление Даугавпилса оплачивает пенсионерам четыре дня пребывания в больнице. Также муниципалитет выплачивает компенсации донорам и финансирует работу детоксикационной палаты наркологического отделения. Но тут нужно учесть, что не брать денег мы не можем. В течение последних лет нам приходится лечить на десять–двенадцать процентов больше пациентов, чем оплачивает государство. По действующим квотам мы должны обслуживать 1800 человек в месяц — но на практике через наши стены проходит иногда до 2500 больных ежемесячно. В среднем лечение каждого пациента обходится нам в 500–600 евро. Разницу приходится покрывать из собственных средств, то есть мы лечим фактически себе в убыток.
Большая часть выделяемых государством минздраву средств уходит на зарплаты сотрудникам отрасли и медикаменты. Но все равно заработная плата у наших медиков в разы меньше, чем в среднем по ЕС — оттого и молодежь уезжает. Недавно у нас за короткое время уволились две акушерки из роддома. Получается сплошь и рядом, что человек, получивший в Латвии образование за бюджетные средства, уезжает лечить иностранцев — то есть мы фактически бесплатно готовим медицинские кадры для других государств… К сожалению, финансирование здравоохранения в Латвии самое маленькое в ЕС — оно составляет только 3% от ВВП. По этому показателю мы отстаем даже от соседних Литвы и Эстонии.
— В правительстве говорят, что сейчас важнее всего оборона…
— Конечно, оборона важна. Но и внимание к проблемам здравоохранения должно входить в число основных приоритетов государственной власти. Хочу сослаться на красноречивый пример: зачастую людям с подозрением на онкологические заболевания приходится месяцами выстаивать в очереди на бесплатное обследование. Мы могли бы проводить компьютерную томографию очень быстро, но государство просто не выделяет нам для этого достаточного количества квот. Абсурд! Недавно была в Нидерландах, так там годовое финансирование больницы, сопоставимой масштабом деятельности с нашей, составляет 480 миллионов евро. Тогда как у нас государство на всю медицину выделяет в год 700 миллионов! Из этих денег наша больница получает около 18 миллионов — вот и сравнивайте.

NASHA.LV призывает пользователей быть вежливыми, свободными от ненависти и грубости в своих комментариях.
Что нас ждёт: бабье лето или первый снег? Прогноз погоды на октябрь
Дума выкупила у частника недвижимость в центре Даугавпилса, чтобы реализовать проект 2-й очереди путепровода Кандавас-Смилтенес 7
Янис Островскис: Блошиный рынок в Крепости превратился в большое и серьёзное мероприятие 1
В России протестуют против мобилизации: в Дагестане на акции протеста вышли женщины 3
В тюрьмах тоже будут экономить: Управление мест заключения планирует ввести меры по энергосбережению 5
Читать другие новости
Что нас ждёт: бабье лето или первый снег? Прогноз погоды на октябрь
В тюрьмах тоже будут экономить: Управление мест заключения планирует ввести меры по энергосбережению 5
В России протестуют против мобилизации: в Дагестане на акции протеста вышли женщины 3
Здание Сейма трещит по швам: ему требуется ремонт за 34 млн евро, а депутаты переедут по соседству 1
Фото. В Даугавпилсе в 57-й раз прошёл легендарный забег Daugavpils – Mežciems 1
Жителям Аугшдаугавского края напоминают о сроках: на этой неделе нужно сдать в эксплуатацию жилые здания и постройки
Самоуправление возьмет в Госкассе займ на миллион евро для ремонта дороги на Химии
Дума выкупила у частника недвижимость в центре Даугавпилса, чтобы реализовать проект 2-й очереди путепровода Кандавас-Смилтенес 7
В CSDD с 1 октября экзамены по вождению будут принимать только на латышском или английском языках
Начинается предварительное голосование: в Даугавпилсе это можно делать три дня на двух избирательных участках
В Латвию доставят ракетные системы HIMARS: НВС и США проводят совместные тренировочные учения
С понедельника на 4 дня ограничат движение на участке улицы Даугавас
Детско-юношеский центр Jaunība приглашает школьников города записываться в кружки до 1 октября 1
Минэкономики пообещало государственную поддержку абсолютно всем потребителям Latvijas gāze
Интервью на улице: «Я буду меньше есть!» Жители Латгалии с тревогой ожидают новых счетов 6